Александр Альба

НЕНУЖНАЯ КРЕПОСТЬ

«В действительности всё было совсем не так, как на самом деле».

Станислав Ежи Лец.

Короткое предисловие, которое можно и не читать

Вот я написал первую фразу. «Случилось так, что во времена его величества Аменхотепа III, чье тронное имя — Неб-Маат-Ра…  Чёрт, надо давать сноски и примечание — какие были имена у фараона, что такое тронное имя, да и третьим его никто не звал тогда…  Хорошо! «Тронное имя Аменхотепа III дословно означало «Владыка истины Ра», и снова — чёрт! Чёрт! Но тут же все намного сложнее…  Маат — не просто истина, но и богиня, олицетворяющая правильное устройство мира. И богиня, и понятие — она объединяет в себе истину, справедливость и правильность. «Неб» — тоже слово матрешка, можно перевести как повелитель, а можно — господин, а можно — владыка. Или владелец…  Или — отвечающий за что-либо, но, скорее, не перед людьми, а перед вечностью и богами…  Да и звучало имя фараона скорее всего как Амен-Хопт…  Или Амун-хпт? А само понятие «великий дом», пер-о, которое мы с лёгкой греческой руки произносим как «фараон» стало применяться к обозначению или титулованию владыки двух земель только во времена его сына, Эхнатона (или Эх-нэ-Йота?).

Да кто ж это нагромождение в силах будет прочесть? Особенно если не забывать, что египтология в еще большей степени, чем вся прочая «логия» или вообще история, наука договорная и изобилующая по сю пору натяжками, пробелами и неясностями, связанными как с недостатком знаний, так и с борьбой авторитетов и амбиций. И, так уж сложилось, деньгами, что борьбу только подогревает. Ведь намного проще выбить грант на египтологические изыскания, чем на, скажем, раскопки погребений бушменов XVIII века. Да и именно из Египта в наши дни дошли, меняясь на ходу, однобожие — Ветхий завет — Новый завет — Ислам, миссионерство и нетерпимость. Понятие империи и плавильного котла наций и племён в народ и — самоизоляция, обособленность, богоизбранность и национализм, с вырезанием всех противников до последнего не то, что человека — скота четырёхногого…  Спор о том, что важнее — общее или личное — тоже ещё от тех пор…  И цивилизация греческая и римская, а также финикийская — тоже многим обязаны ему, а, значит, и нынешняя европейская и исламская культуры тоже. Поэтому к нему отношение особое и отличное от многого иного, поэтому досюда дорастают неубиваемым саксаульим корнем многие нынешние проблемы и обоснования притязаний и надежд. И разобраться в этом…

Достаточно того, что точной сквозной хронологии древнего Египта нет и быть не может по целой куче причин, и срок правления того или иного владыки, сроки между одним или другим событиям и привязка их к нашему календарю — вещь условная. От слова совсем, хотя авторитеты, смешно надув щёки, как изображение северо-западного ветра на старой карте, убеждают в ином. Равно как условна и датировка того или иного здания или артефакта. За последние три года я прочел уйму книг, включая диссертации и научные статьи, о древнем Египте, в том числе и опровергающие друг друга, и отказался от попыток точной датировки и точной трактовки.

Короче, я плюнул на свои первоначальные поползновения. Поэтому предупреждаю — я постараюсь обойтись без излишка египтизмов, но совсем отказаться от них не смогу. Названия городов и имена буду чаще давать в привычной греческой редакции, изредка поясняя в тексте или примечаниях, которых тоже попытаюсь свести к минимуму. Самое главное — если захотят читатели, то есть вы, могут появиться две книги, с учётом названия страны, назовем их, например, красная и чёрная. Чёрная — сам текст, практически, без комментариев и примечаний, но с вложениями в виде карт и картинок. Красная — слегка беллетризованная книга примечаний, карт и картинок больше, но шутейных не предвидится. Помеченное звездочкой непонятное в чёрной книге можно будет, например, глянуть развёрнуто и занудно в красной. Ну, если читатель, конечно, захочет…

Кроме того, несколько предупреждений:

— Я - не египтолог.

— Я - ни разу не египтолог!

— Эта книга — не о Египте.

— Я понятия не имею, как все было в Египте.

— Книги Тота не было и нет!

— То, что в тексте — не крузовская шестерка, а её предтеча.

Глава 1

Случилось так, что во времена его величества Аменхотепа III, чье тронное имя — Неб-Маат-Ра и чья власть простирается от холмов Нахарины в Стране Рек — Миттани [1], , до высот Хуа [2], откуда уже и до Пунта, земли богов и предков, подать рукой, жил в городе Элефантина [3], молодой человек по имени Хормени.

Но надобно рассказать сначала о его родителях. Отец его, Деди-Себек, или для близких людей — Деди, был родом из Сумену [4] — почти из Фив [5], но всё ж не Фивы… Хозяином Сумену, его верховным богом, чтимым во всей стране, был Себек [6], воплощённый в могучем и древнем носителе нильского ужаса — крокодиле, острого зубами, любящего разорения, Себек, зеленый перьями, грозный обликом, широкогрудый, блистательный, выходящий от ног и хвоста Великой, которая есть сияние, владыка семени, кто ест, совокупляясь и приносит беременность. Почитал его и Деди, хоть давно уж он служил в Абу [7], вдали от родного города, писцом сокровищницы, считающим золото, в приказе обоих домов серебра и золота. Это почтенное ведомство совмещало в себе сокровищницу, казначейство, собирало подати и недоимки. Так себе, казалось бы, титул, ничего значимого для Двух Земель [8], как говорится, на камне Бен-Бен (всем известно, первым поднявшимся из изначальных пучин) не рожден и птицу Бену [9]за хвост не держал. Но все же для крайнего Юга страны, совсем рядом с диким Кушем [10]пост заметный. Элефантина ведь самый южный из городов собственно Египта, первый от порогов, и пограничным он стал в незапамятные времена. Правда, где она теперь, та граница?

Издавна Две земли неустанно и незаметно, когда силой, а когда — пользуясь восторгом и завистью местных владык, да и простых людей, очаровывая, торгуясь и торгуя, продавая, покупая и обкладывая данью, опутывая, обаивая и побеждая во всех смыслах, потихоньку проглатывала Куш и Вават. Правда, совсем недавно, в неупоминаемые в приличном обществе времена чужеземного владычества, времена многоцарствия и владык-гиксосов [11], всё казалось потерянным и погибшим. И нубийское царство возвысилось и возвеличилось в то время так, что писцы из народа Та-Кем выполняли приказания презренных негров, а не наоборот. Но всё это в прошлом, и истинно великий государь, Тутмос III, сильно и уверенно впечатал в память всех — кто кому служит и служить должен. Это знание он втоптал поступью солдат и вдавил каменными блоками великих храмов. Пожалуй, это два самых сильных (после золота) государственных амулета, которые побеждают даже таких великих колдунов, за которых почитали нубийцев…  И вновь всё расцвело и ожило на юге, и торговля, и ремёсла — и в уснувшей было Элефантине многократно вырос порт, ибо нужно было быстро и вовремя обеспечить поставки всего неисчислимого и пересчитанного, что устремилось вниз и вверх по реке по воле владыки и нуждам стран. И вновь — неизмеримо возросла роль людей знающих и организующих всё правильным и верным образом, писцов всех рангов и статей.